Интервью с Александром Карелиным

Эксклюзив GENEVE

Интервью: Индинок Дарья

Фото: Екатерина Лыжина

Наверное, каждый, особенно далекий от спорта человек, глядя на Вас, хотел бы задать вопрос: что мотивировало Вас не останавливаясь идти к победе, к таким высотам? В чем Ваш секрет?

Ответ простой: желание. Сначала это было желание доказать своему папе, что я способен на что-то большее. Затем это было желание попасть в команду, сильнейшую команду мира. Ведь во всем мире готовят борцов с шансами на победу, а у нас готовят только победителей. Все остальное считается неудачно потраченным временем.

Понимаете… Вы же пробовали быть лучшей? Лучшей в классе, в группе, в профессии? И когда у вас получается, ведь это приятно? За каждой победой, конечно, стоит достаточно сложная работа, сложная физически и морально, но самая главная мотивация, позволяющая добиться высот, – это желание стать сильным

Я думаю, что всех тех, кто сейчас борется в спорте за державу – неважно за какую и неважно в какой дисциплине – в первую очередь двигает то самое желание быть лучшим. Ведь состязательность предполагает, что кто-то один должен выигрывать. Попасть вот в этот «только один» – это очень интересно.

Вы сказали, что в нашей стране и сборной действовал принцип, скажем так, «чемпионов»: выращивают борцов не с шансами на победу, а только победителей. Этот принцип действует и до сих пор?

Так было и остается по сей день. Этот принцип как воздух, просто сейчас об этом стали чуть больше говорить. Это требование – основное ожидание как наших тренеров, так и нашей публики, тех, кто в спорте называется «болельщики». Вы знаете, что такое победа наших ребят? Это, в первую очередь, повод гордиться. И я чувствую это на себе, когда ко мне подходит совершенно незнакомый человек и искренне говорит: «Земляк, новосибирец, спасибо тебе большое». Так что мы боремся не только ради себя, своей команды, но и ради соответствия ожиданиям болельщиков. Мы – часть традиций, часть истории поколений. Сейчас эти требования и ожидания как никогда актуальны. Мы должны быть лучшими, потому что мы – представители уникальной русской школы.

Что это за чувство: первая золотая олимпийская медаль? Когда Вы поняли: «Вот оно, свершилось»?

Начну с того, что объясню принцип соревнований в дисциплине. Формула турнира очень проста. Собирается тридцать два человека, то есть шестнадцать пар, и проходит два круга. Это значит, что если ты одну схватку выиграл, то становишься уже одним из шестнадцати претендентов вместо тридцати двух. Шагая от схватки к схватке, я, тем не менее, попадал на Олимпиаду очень сложно, потому что у нас в команде уже был другой очевидный, титулованный и маститый претендент на это место, дважды чемпион мира. Представьте, он к тому времени уже дважды был чемпионом мира среди взрослых, а я всего-навсего среди юниоров. Сами понимаете, величины несоизмеримые. Я был таким, коротко сказать… выскочкой. Тогда же мне выпало удивительное обременение – команда избрала меня знаменосцем. Представьте себе: никому не известный дебютант –  и тут сильнейшая команда мира доверяет ему такую ношу, как красный флаг. Мне также предстояло бороться с болгарином Рангелом Геровски, а в Болгарии борьба и спортивная гимнастика были на высшем уровне, это те два вида спорта, в которых мы по-настоящему соревновались. В общем, конкуренция была сумасшедшая, особенно для меня, как для дебютанта. Когда все произошло, первым моим ощущением была пустота. Затем я понял, что все, что было сделано до сих пор, было сделано правильно. А вот сил для того, чтобы радоваться, совершить круг почета или воспользоваться еще какими-то атрибутами победителя олимпиады, не было. Все закончилось, и я выдохнул: «Я не подвел». Вот такая прозаическая история.

Были ли моменты, когда Вы, несмотря на всю свою силу, понимали, что резервы исчерпаны, но нужно идти вперед, потому что Вам просто нельзя остановиться?

Вы знаете, что такое «вся твоя сила»? Иногда субтильная девушка с тонкими руками производит впечатление сильного человека больше, чем габаритный мужчина. Вся наша сила – это отсутствие сомнений. Нельзя одновременно готовиться и при этом каждый раз сомневаться, и вместо того, чтобы прикладывать больше усилий, поддаваться размышлениям: «А это правильно или неправильно, достаточно я сделал или недостаточно?» Самое энергоемкое и разрушающее – это сомнения. Вот вопрос: а стоит ли мне продолжать, когда я всего уже достиг? Ответ: да, стоит. Нельзя останавливаться. Иногда нужно что-то делать просто потому, что у тебя это получается, потому что тебе это Богом дано. Тебе Бог дал пережить нагрузки, подготовиться, завоевать место представителя государства в своей дисциплине и приложить к этому все силы. Не сомневаться – это очень важно. А чтобы от сомнений избавиться, нужно не допускать зазоров. Зазоры – это что?

Наверное, отсутствие деятельности?

Правильно. Как только ты начинаешь пытаться растворить звонкое состояние занятости, занятости на высочайшем уровне напряжения мышечного, морального, как только ты начинаешь тормозить, на тебя словно летучие мыши слетаются со своими вампирскими задачами сомнения. И тогда все. Но когда ты постоянно занят, зазоров для сомнений просто не остается. 

В этой связи я всегда поддерживал установку Кузнецова, что нет разницы – выходишь ты на соревновательный ковер или на тренировочный. И выходить на соревнованиях нужно таким же спокойным, как на тренировке. Все это достигается только одним: повторением, практикой. Я благодарен руководству сборной, которое поддерживало идею, что 13-15 турниров в год – это нормально. 

Кто вдохновлял Вас? Однажды я читала ваше интервью, где Вы говорили, что все победы посвящали своей жене. 

Ну а как? Конечно. Мы же гладиаторы, правила у нас жесткие, и бесчестная победа не приносит поддержки. Конечно, я благодарен своей жене Ольге за все ее терпение и за поддержку, которыми они меня одарила.

Ваше решение уйти в политику было логичным продолжением блестящего пути в спорте или желанием делать для людей больше?

Я всегда понимал одно: если сегодня ты поработаешь чуть больше, чем вчера, то завтра ты получишь чуть больше внимания, которое потом аккумулируется в такое удивительное понятие, как уважение. А уходить в политику я не решал – так получилось, что нам выпало жить в удивительное время, когда буквально в один момент поменялось государство, строй, а нас, людей, накрыло состояние полной растерянности. Вроде живешь себе в Новосибирске, никуда не выезжаешь, а в один день понимаешь: твоя страна поменялась. В те времена, помимо всего прочего, я был капитаном команды, вечным затейником, а преследующие меня травмы предполагали наличие свободного времени, которое мне не хотелось проводить бесцельно, и его я посвящал социальным активностям: делал стенгазету, руководил культурными программами команды, походами. К тому времени я уже стал заметным, и вот однажды мне позвонил Иван Иванович Индинок с предложением помочь ему в предвыборной программе. Когда меня спрашивали вокруг, почему я согласился, я всегда отвечал: «А вот позвони Иван Иванович вам или вашим сыновьям, что, вам не было бы лестно?» Конечно, было бы! Не ищите других причин и объяснений. Началось с него, потом я стал доверенным лицом у Бориса Николаевича Ельцина, затем министр обороны пригласил меня с предложением весте создавать межрегиональный избирательный блок... Вот так все и закрутилось. Я не готовился к депутатской деятельности, я был занят своим делом, которое я выбрал. Совокупность активной жизненной позиции, капитанства в команде, общественной деятельности и, конечно, доверия – вот так я оказался в избирательной кампании 1999 года, будучи еще действующим спортсменом.

Будучи депутатом, как Вы понимаете, что остаетесь в струе? Что слышите людей и их проблемы?

Да все просто, на самом деле. Принцип состязательности и повторения – я имею в виду состязательность предвыборной кампании. График поездок, широта общения, разные лица, территории… Нам в России кажется, что 500 километров проехал – и уже другая жизнь, а на самом деле все одинаково и люди везде одинаковые. Самое главное – это то, что называется приемной. Встречи с людьми, разговоры с ними. Если вы думаете, что к депутатам Госдумы приходят только с законодательными инициативами, то я вынужден вас разочаровать, потому что люди приходят именно с бытовыми неурядицами, вроде черствости управляющей компании или даже неблагодарности воспитанного бабушкой внука. Когда ты разговариваешь с этими людьми, ты понимаешь, о чем идет речь и как им можно помочь. Здесь важно не зачерстветь. В один из периодов своей карьеры я был приписан к Ставропольскому краю, но при этом приемную здесь я намеренно не закрывал. Я не просто был в курсе дел Новосибирска, я постоянно проводил приемы, несмотря на то, что я был представителем другого субъекта. Всегда нужно решать для себя, что важнее: закон принять или открыть для кого-то двери? Или привлечь к чьей-то проблеме внимание? Только так можно верно действовать.

Сейчас я понимаю, что моя деятельность как депутата помогает не только тем, кто приходит ко мне с проблемами, но и мне самому. Знаете, депутатство не моя работа, сразу скажу. Я делаю это просто потому, что у меня это получается. 

Назовите три кита Вашей силы?
Жадность
Дисциплина
И огромное желание

Бриф

Ваш любимый исполнитель?
Александр Яковлевич Розенбаум.

У Вас есть символ?
Конечно. Он называется коротко – борьба.

Вы чувствуете себя новосибирцем?
Я – новосибирец! Я командировочный, но новосибирец. И не только по рождению: здесь учатся мои дети, здесь моя семья, и при малейшей возможности я всегда здесь.
Что самое главное для мужчины? Соответствие.

Соответствие чему? 

Всему. Ты должен быть сильным, ведь твоя задача – двигать мебель. Ты должен быть терпимым, потому что более грубо организован от природы. Ты должен быть требователен. Заметили? Не можешь, а должен. Потому что если ты мужчина, то ты обязан соответствовать этому. Самое простое – личный пример. Призвал – покажи, как сам сделаешь. Опять же соответствие. Вот и все.